А. Смолич "Эмансипация II
"

Любовь, финансы, секс! — Три кита, на которых стоит мир! И ничто, и никто не в силах остановить ход истории…

Место было выбрано не случайно. Маленькая церквушка в окрестностях Лондона, примечательна тем, что именно в ней сочетались браком коронованные особы. Где как не здесь, должно было произойти таинство венчания Сэра Доллара и Мисс Евро!!!

Сэр Доллар нервничал, теребя в немолодых уже руках белоснежные перчатки, в ожидании прибытия невесты. Он был против венчания в Европе, ему хотелось устроить все по-американски, без лишнего шика и шума, просто поглотить эту вертлявую, молоденькую, глупенькую Евро, выпить виски со старыми добрыми друзьями, закусить гамбургером, а потом можно и в путешествие по Европе. Так нет же, многочисленные тетки и дядьки невесты настояли, что свадьба должна быть непременно в Европе и конечно в Лондоне. Старые калоши, сидели бы на своей пенсии и радовались, что эту глупышку Евро вообще берут замуж.

Он бережно разгладил лацканы смокинга, глядя на свое отражение в окне лимузина. Зеленый цвет фрака и белоснежная рубаха с галстуком подчеркивали благородность его седины на бакенбардах и в волосах. А мужской платок в нагрудном кармашке в виде флага, придавал ему вид беззаботного молодящегося демократа. Дорогие запонки, лаковые туфли, и цилиндр завершали образ преуспевшего благородного господина. Он, несомненно, остался доволен собой.

Рядом раздалось старческое кряканье, и Сэр Доллар с плохо скрываемым раздражением, обернулся к подъезжающему на инвалидной коляске, дядюшке Дукату.

— И зачем нам пришлось тащиться в такую даль? – прокрякал старик, — своих невест что-ли нет, далась тебе эта выскочка Евро?

Дядюшка был ретроград и выступал против всяких новшеств. Особенно межнациональные браки, вызывали в нем протест. Смешение недопустимо! – кричал он всякий раз, читая новости в Американ-пресс, — чистота крови! Вот основа демократии!

Дядюшка был стар, очень стар. Никто уже и не помнил, когда он сел в инвалидное кресло по немощи ног. Модные веяния им не признавались, но все же он оставался франтом, как истинный испанец. Коричневый бархатный пиджак, шейный платок в желтую клетку и неизменная кепка. В руках сигара, он вечно напускал уйму дыма вокруг себя.

— Не скажи, — протянул сэр Доллар, — наша свадьба поможет мне выйти из кризиса, молодая жена вольет в меня новую жизнь!

— Хи-хи-хи, — мерзкий старик залился смешком, — интересно, как ты ее уговорил на брак с тобой, не понимаю, зачем ты ей?

Этот разговор начинал злить сэра Доллара, с надменностью он ответил — я показал ей свои боеголовки, — тут Доллар ухмыльнулся, глядя на немощные ноги дядюшки Дуката, — она согласилась не раздумывая.

— Ко-неч-но-о-о! – протяжно пропел старик, — она же не знает, что боеголовки давно разряжены и не стреляют! – дядюшка залился своим мерзким смешком, и еще усерднее начал пускать сигарный дым.

Сэр Доллар, хотел, было выйти из себя, но рассудил, что нельзя поддаваться на провокации в день бракосочетания, и во время. Через дорогу  к ним спешил епископ прихода сэр Фунт Стерлингов. Именно он и должен был провести церемонию венчания. Несмотря на то, что епископ шел быстрым шагом, своего достоинства он не утерял. Прямая осанка, высоко поднятый подбородок, тонкость черт указывали на аристократическое происхождение. Чуть надменный взгляд его умных глаз ставил сэра Фунта Стерлингов сразу в некоторое превосходное положение. С сэром Долларом у них была не большая разница в возрасте, но при этом чопорном снобе сэр Доллар чувствовал себя просто неряшливым мальчишкой. И ему стал очень неудобен платок в кармашке фрака в виде флага, который до этого очень нравился. И рубашка с галстуком  показались не такими белоснежными как подворотничок сэра Фунта Стерлингов. И запонки чересчур вульгарными. А между тем скромный молитвенник в кожаном переплете в руках епископа выглядел подчеркивающее элегантно и респектабельно.

Вот не хотел я ехать в эту Англию, зачем только согласился, — так думал сэр Доллар, глядя  на приближающегося сэра Фунта Стерлингов.

Между тем изобразив непомерную радость от встречи, сэр Доллар раскинул руки, как бы желая обнять старого друга, и воскликнул, — Фунт, дорогой, счастлив видеть тебя еще живым и здоровым, не думал, что ты согласишься, вести церемонию — это же так долго, — и заботливо добавил, вопрошая, — а ты выстоишь, помнится у тебя подагра?..

Сэр Фунт Стерлингов слегка приподняв бровь, ответил Доллару легким пожатием руки, — свадьба мисс Евро – великое событие для всей аристократической Европы, я ведь ее дядя, Бакс (так в молодости обзывали сэра Доллара в социалистической России, и это имя его ужасно злило), я должен быть с ней в этот особый день, — его английский как всегда был безупречен.

— Да, Фунт, побудьте с ней еще немного, сразу после свадьбы я намерен увести ее отсюда, и кто знает, когда вам еще доведется встретиться, — злорадная усмешка исказила лицо Сэра Доллара.

— На все воля Господа, Бакс! – на последнем слове епископ сделал особый акцент.

На этом сэр Фунт Стерлингов удалился в обитель, увезя на кресле и дядюшку Дуката, тот начал жаловаться на отвратительный климат и сырость воздуха. Сэр Доллар остался встречать гостей, в дурном расположении духа.

Долго ждать не пришлось. Гости начинали съезжаться.

Первыми прибыли фрау Марка со своим рыжеволосым сыном Пфенингом. Как всегда, в униформе с безупречно уложенными волосами. Могли бы хоть в день свадьбы одеться пороскошнее. Ох уж эти немцы.

Сэр Доллар обменялся с ними сдержанным рукопожатием, причем Пфенинг показал ему язык.  Сэр Доллар по отечески потрепал сорванца по голове, испортив тем самым бриолиновую укладку волос. Пфенинг погрозил Доллару кулаком, и фрау Марка быстренько увела отпрыска, по дороге вычитывая ему за непотребное поведение.

Появление тетушки Лиры со всем своим многочисленным семейством, обрадовало сэра Доллара, он любил эту пышногрудую, роскошную сеньору. И любил шум, который они  всегда производили своим появлением.

— О! Мадонна! Ты потрясающ! – кричала Лира, надвигаясь на жениха своим бюстом, — даже в этот прекрасный день остаешься патриотом, шикарный платок!

Она загребла в охапку сэра Доллара, и они смачно расцеловались. Вот бы она была моей невестой, вздохнул сэр Доллар, ощущая на себе тепло итальянский горячих объятий.

Но к нему уже приближался следующий гость. Огромный белый великан, в  джинсах чуть узковатых, чуть коротковатых, для его роста. Он сутулился, желая выглядеть поменьше,  и от этого был еще огромнее.

— Гульден! Рад тебя видеть, старина! – сэр Доллар заговорщицки подмигнул старому другу.

Старина Гульден покраснел и еще больше вжал голову в плечи, — да че там, — на мальчишнике всякое бывает.

— Но это между нами, — Доллар приободрился, — девочки были что надо…

Гульден еще больше покраснел, и побрел побыстрее в храм, чтобы своим видом не скомпрометировать старого друга, ведь гости уже шли один за другим.

Прибыла панночка Гривна, как всегда сражая своей самобытной красотой. Безупречный белый костюм, подчеркивал смугловатость бархатной кожи, и конечно неизменная коса, уложенная в три ряда вокруг головы, создавала иллюзию короны.  Гостья обменялась с женихом многозначительным взглядом и проследовала вверх по лестнице.

Прибыл мсье Франк, в костюме от кутюр, источая тончайшие ароматы  дорогого парфюма вокруг себя.

Шведский Крона, как всегда, выражал хитроватую доброжелательность. Его сестра Чешская Крона выглядела по царски, шелка, меха, драгоценности.   Брат с сестрой вечно о чем-то спорили.

На электромобиле, инкрустированном драгоценными камнями и тонким золотым узором, бесшумно подкатили Дирхам в окружении своих верных спутников Нефтедолларов. Нефтедоллары мерцали, то исчезая, то появляясь, напоминая о виртуальности своего существования и бренности бытия. Вся компания была одета в очень дорогие черные костюмы и белоснежные тюрбаны, лица у всех были прикрыты.

Подходя к сэру Доллару, Дирхам открыл лицо, по отечески обнял жениха и похлопал его по спине, что-то говоря ему на ухо. Лицо сэра Доллара выразило удивление. Дирхам приложил руку вначале к своему сердцу, а затем к сердцу сэра Доллара и это видимо успокоило последнего, морщинки  на его лице разгладились и глаза засияли.

О!  Песо спешил поздравить своего былого друга! Доллар выразил восторг от встречи, какие кокаиновые вечеринки устраивал мексиканец в его честь. А текиловые ночи… Эх-хо-хо! Да! Будет что вспомнить тихими семейными вечерами.

Японская Йена была маняще обворожительна в своем традиционном кимоно, так и тянуло поговорить с ней о смысле бытия, но некогда, надо торопиться жениться.

Прибыла корейская Вона в коротенькой юбочке в складку и портфелем-ранцем за плечами, и китайский Юань с выкрашенными оранжевыми волосами, торчащими в разные стороны, как будто его кто-то испугал накануне. Он весь был напичкан аппаратурой, престранного происхождения.

Валюты стран Балтии прибыли делегацией, все в сером.

Было еще много-много гостей, некоторые, кто не смог приехать лично, прислали телеграммы.

Когда Сэр Доллар решил, что все уже собрались, появился престранный гость. Он спешил, было видно, как он запыхался, тем более идти ему было тяжело из-за огромных и высоченных сапог из кожи грубой выделки. Одет же гость был в костюм, которые обычно выдают рабочим на заводах, новенький, синего цвета, расшитый светоотражающими лентами.

— Бакс, дарагой! – кричал гость приближаясь, — чуть не апаздал, тваи меня прызнавать не хатели, я им паказал дзе раки зимуюць, батьку не прызнать!¹

Сэр Доллар изобразил подобие улыбки и, как болван, кивал головой.

— Ну, як ты, не дрейфь, ты нармальны мужык, главнае забамби ей киндера пабыстрэе, баба далжна дома сядзеть да дятей глядзеть! – гость вдарил Доллара по плечу, — да што с табой, у тебя што праблемы с этим делам? – гость указал на место в котором предположительно могла быть проблема, — ты з Йенай пагавары, ана мне аднажды очань памагла!

Сэр Доллар таращил глаза и кивал головой.

— Ну, што, усе нашы тут? У-у-у! – завыл гость вглядываясь в проем двери, — и этыя паганцы нефтедоллары тут? Ну, ты ничаго, не дрейфь, мы их бульбадолларами пабьем! – гость зароготал, — я табе дауно гаварыл, с батькай дружы не прападзешь! Ладна, давай! – и он так вдарил сэра Доллара по другому плечу, что тот чуть не упал.

Потирая ушибленное плечо, Доллар глядел вслед исчезающему в проеме двери гостю и думал, — кто это был, и что такое бульбадоллары. А еще он думал, что быстро меняется реальность, он многое упускает, еще эта свадьба отняла много сил, а нужно стараться быть на плаву…

_______________________

¹ Здесь и далее использовано наречие, так называемая «трасянка», на котором общаются в белоруской глубинке.

 

Но долго размышлять не пришлось, какая-то невидимая волна толкнула сэра Доллара в грудь, и он осознал, что это волна любви, и она достигла самых потаенных  глубин его большого патриотического сердца. На шикарном пятизвёздочном лимузине подъехала та, желаннее которой, для сэра Доллара последние пол года, никого не было.

Сэр Доллар подскочил к дверце лимузина, и услужливо открыл ее, готовясь встретить свою судьбу. Но вот незадача!!! Лимузин был так огромен и стекла так сильно затонированны, что жених промахнулся, и открыл не ту дверцу! Он застыл в оцепенении с протянутой в пустоту рукой. А из другой  распахнутой дверцы, появилась прелестная ножка его невесты.

— О-о-о! – мучительно застонал сэр Доллар, и метнулся в сторону прелестницы, желая исправить конфуз, и проявить свою галантность.

Он дернул открывшуюся дверцу на себя, желая распахнуть ее пошире, отчего, держащаяся, за ручку двери Евро, чуть не выпала из автомобиля.

Она метнула молнии, взглянув снизу вверх, на растерянно улыбающегося жениха, и с такой силой хлопнула дверцей автомобиля, что сэр Доллар не успел убрать пальцы обеих рук, и они оказались прижаты. Сэр Доллар взвыл, выпучивая глаза от боли, и произнеся какое-то ругательство, которое свойственно только американскому языку.

—   О-о-о! – лицо невесты выражало искреннее сожаление, — мне ужасно жаль, что так вышло, оставить вас без рук в такой день! – казалось, она вот-вот заплачет.

Сэр Доллар сумел высвободить пальцы, и теперь они набухали и наливались сине-фиолетовым цветом, прямо на глазах, превращаясь в огромные копченые сардельки!

— Ничего, моя дорогая, тем  более запоминающимся станет этот день для нас! – он старался говорить как можно бодрее, хотя боль была, поистине нестерпимой, — у меня есть кое-что поважнее рук, — при этих словах сэр Доллар позволил себе многозначительную улыбку.

Евро ответила на его улыбку своей, не менее многозначительной и с силой похлопала его по разноцветным рукам, видимо, желая выразить понимание и сочувствие. От похлопываний невесты сэр Доллар взвыл, но быстро овладел собой, не желая показывать себя слабаком.

Сэр Доллар, свернул руку калачиком, предлагая невесте свою опору. Конечно, пришлось обойтись без перчаток, и вид синюшной руки несколько портил впечатление, но зато цвет пальцев гармонировал с татуировкой на плече невесты в виде двенадцати звезд расположенных по кругу.

Невеста продела свою руку в руку жениха, и они оба начали подъем.

Двери церкви распахнулись, и сотни глаз гостей устремились, на входящих «молодых».

Свершилось! Свершилось!!! Он шел рядом с ней, опьяненный ее молодостью и красотой!

В ней чувствовалась порода, во всем. В ее горделивом облике, в безупречной осанке, тонкости черт лица. Но, как и вся современная молодежь, было видно, что Евро относится к своему положению нарочито небрежно. На мраморной коже плеча, красовалась татуировка, в бровь был вставлен пирсинг, а шикарные волосы острижены, какими-то лохманами¹ и выкрашены в разные цвета.

Но, несмотря на всю ее экстравагантность, она была прекрасна, маняща и притягательна. Сэр Доллар трепетал, все его естество, звенело от восторга и вожделения. Она станет моей, только моей, — думал он, ведя ее к алтарю, — сегодня, я поглощу ее всю без остатка!

Он видел восхищение и зависть на лицах присутствующих, восторг и сожаление, тех, кто хотел бы, а это без сомнения, быть на его месте, или на месте невесты.

Наступал момент триумфа!!!

— Бакс! Не дрейфь! – сказочность момента улетучилась, сэр Доллар обернулся и увидел, что его новый знакомый в синем рабочем костюме со светоотражающими лентами машет ему руками, делая при этом неприличные жесты.

Сэр Доллар, сделал вид, что не понимает, кто кричит и кому.

Молодая чета подошла к алтарю. Сэр Фунт Стерлингов встретил их легким наклоном головы, и едва уловимой отеческой улыбкой в сторону мисс Евро. И даже, надменность сэра Фунта Стерлингов не могли испортить величественность момента для сэра Доллара. Ему стало казаться, что он возрос и сделался выше, и нагрудный платок, лишь подчеркивал значительность фигуры жениха. Все готовилось подчиниться воле властителя  мира, как и должно было быть! Да! Отныне все и вся будет в его власти! Все и вся!!!

Между тем сэр Фунт Стерлингов произносил традиционную фразу о том, есть ли кто-то или что-то, что может помешать соединению двух любящих сердец, и призывал не медлить и сообщить об этом. Сэр Доллар не заметил, что в интонациях сэра Фунта Стерлингов сквозила слабая, но все же надежда, что таковая причина найдется. Но лишь тишина храма вторила призыву священника.

И сэр Фунт Стерлингов уже открыл, было, рот, и приготовился произнести праздничную речь, как, вдруг, тишину нарушил рев ворвавшегося мотоцикла. Мотоцикл  стал на заднее колесо, как рвущийся в бой конь, и в одно мгновение пересек расстояние храма, остановившись у алтаря, описав при этом крутой вираж.

Наездник снял шлем, и все узнали мирового проказника и любимца российского Рубля!

Никто не заметил, как засияли при этом появлении глаза невесты и задрожали ее маленькие ручки.

Рубль прищурился, посылая Евро некий взгляд.

— Гуд монинг, — Рубль почтительно поздоровался с сэром Фунтом Стерлингов.

___________________________________________

¹ лохманы (авторское) – лохмотья, клочья

— — Хеллоу, Бакс! – кинул насмешливо жениху.

— — Бонжорно, гутен так, хеллоу, бонжур, привет Батька, здоровеньки були, самбайну компан¹! – Рубль расточал приветствия всем, и все отвечали Рублю, так, что становилось сразу понятно, что он желанный и любимый гость на этом празднике.

— Что за экстравагантное появление, мой друг, Рубль? – сэр Фунт Стерлингов сделал акцент на слове друг.

—   Как?! Я принес весть! – Рубль раскинул руки, обращаясь ко всем присутствующим, — я знаю причину, по которой Евро не может выйти замуж за достопочтимого сэра Доллара!

Воцарилась тишина, все замерли в ожидании, стало слышно только взволнованное дыхание прелестной Евро.

— Может быть, ты сообщишь нам эту причину? – сэр Фунт Стерлингов едва сдерживал порывы радости, но вместе с тем и волнения. Конечно, он не хотел этой свадьбы, он недолюбливал  Доллара и был против этого брака, но!.. Что же хочет сообщить Рубль, и не повредит ли это репутации мисс Евро?

И разрывая гнетущую тишину, Рубль четко произнес, – Мисс Евро беременна!!!

Зал ожил, все встрепенулись, зашумели, Гривна зашлась в истерическом смехе, Юань активизировал свою аппаратуру и принялся слать какие-то сообщения, Йена являла собой невозмутимое равнодушие, Вона лезла на скамейку, что бы получше разглядеть живот невесты, тетушка Лира кричала, — молодец, девочка!

Вдруг в общем хаосе прозвучало отчетливо, -а хто жа батька!?

Сэр Фунт Стерлингов овладел собой и решился на вопрос, — да, дорогой друг, кто же отец? – обращаясь к Рублю.

Вопрос был отнюдь не праздный, ведь именно сейчас и должно прозвучать имя настоящего претендента на руку и сердце их маленькой девочки, ведь себя она ему уже отдала.

Сэр Доллар посерел лицом, как-то обмяк и осунулся, его платок кричаще обвис. Он все же еще надеялся, что прозвучит именно его имя, хотя понимал, что его опередили, он остался обманут и оскорблен!

Евро высвободила свою руку из железных оков сэра Доллара и подошла к Рублю, глядя прямо в его глаза, — вот мой любимый, мой единственный, мой муж!

Рубль обнял ее и поцеловал, — я есть муж! – он выкрикивал, выкидывая руку у себя над головой, — я прошу у вас всех руки моей любимой, моей дорогой Евро!

Опять все шумели, кричали, и опять в общем шуме голосов послышалось, — ну пачаму та ты? А чэм дакажаш?

— Евро носит под сердцем мое дитя, у нас будет сын, и назовем мы его Бубль!

______________________________________________

¹ приветствия на разных языках мира

— Это правда, Евро? – сэр Фунт Стерлингов был смущен и растерян.

Все смолкли и смотрели на невесту.

— Да, правда. Мы давно помолвлены, тайно. Рубль произвел вливание, инвестировал себя в меня, это должно было оживить развитие. Мы не могли объявить о нашем союзе ранее, это могло лишь усугубить кризис валют среднего возраста. Нам всем необходимо было активизировать свои … — Евро покраснела и замолчала, опустив глаза.

— А-а-а! – Доллар, забыв приличия, кинулся с кулаками на Рубля, забывая о том, что Рубль молод и силен.

Они сплелись в борьбе, и упали на пол.

— Ты! Молокосос! Кто ты есть, чтобы обходить меня! – Доллар пытался схватить Рубля за шею и задушить.

— А ты кто такой? У меня девальваций и деноминаций не сосчитать! – Рубль пытался подмять Доллара под себя.

— Что ты можешь, кроме своих вливаний?! – Доллар давил Рублю на глаз.

— А тебе только бы пожрать! – Рубль заламывал Доллару руку.

Гости сгрудились вокруг борющихся. Все кричали, каждый поддерживал своего любимца.

Среди общего гама ворвалось, — Евро падает!!!

Все глянули в сторону невесты, она побледнела и оседала на пол, ее во время подхватил дядюшка Дукат, подъехав на своем кресле. Глаза его наполнились при этом отеческой заботой и еще чем-то…

—   Ваша борьба вызвала преждевременные роды, — Евро была напугана и озабочена, — ребенок может остаться незаконнорожденным!

Это охладило пыл всех присутствующих. Все знали, что незаконнорожденные валюты способны нанести непоправимый урон всему мировому экономическому сообществу. Необходимо было действовать.

— Сэр Доллар, умоляю вас, станьте нашим шафером. Забудем былые обиды, надобно спешить… — Евро готова была потерять сознание на руках у дядюшки Дуката.

— Достопочтимая Йена, — Рубль стоял, взлохмачен и растерян, он тоже не ожидал столь скорого развития событий, — не откажитесь стать подружкой невесты.

— Ну, пачаму та Доллар будзе шаферам?.. – раздалось бубнение¹ над ухом у Рубля.

— Батька, будьте нашим посаженным отцом, — предчувствуя новый международный скандал, быстро среагировал Рубль.

—   О! Вот эта дéла! –  конфликт оказался исчерпан.

— Сэр Фунт Стерлингов, обвенчайте нас поскорее! – Рубль окончательно пришел в себя и взял на себя стратегическое руководство процессом.

— Нефтедоллары, займите позицию у входа, чтобы ни один репортер ничего не пронюхал раньше времени, я чувствую, что их уже тьма, за дверью. Гульден! Окури помещение! – Рубль был действительно стратегом.

____________________________________

¹ Бурчать, ворчать

Гульден достал из-за пазухи огромную папиросину  и в воздухе запахло травами. Все успокоились и сели по местам.

Дядюшка Дукат подвез прелестную в своей бледности Евро к жениху, Рубль схватил ее своими сильными руками, и сэр Фунт Стерлингов молниеносно обвенчал  молодых. На последнем слове церемонии у Евро начались схватки, и через несколько мгновений, счастливый отец представил миру свое чадо!

Малыш был крепок телом и горлом, был смугл, имел заплетенную уже русую косу и не по годам умный взгляд, во лбу у него красовалось родимое пятно в виде пятиконечной звезды. Наплакавшись вволю, он осмотрел всех присутствующих и повелительно изрек, — ам!

Евро оправилась от скорых родов, приложила малыша к груди. После чего сэр Фунт Стерлингов произвел обряд крещения и нарек младенца прекрасным именем Бубль.

Все радовались, славили молодую чету и их первенца. Доллар выражал отеческую заботу, отгребая Батьку, который стремился проявить свои права посаженного отца.

Вся процессия вышла из храма на свет божий, и репортеры защелкали фотоаппаратами, пытаясь запечатлеть младенца в лучшем ракурсе. Малыш икнул, посмотрел на собравшийся люд и накакал.

— К деньгам! Хвала тебе, господи! – произнес сэр Фунт Стерлингов,  молитвенно простирая руки к небу.

Маленький Бубль при этом слез с рук своего отца и скомандовав нефтедолларам проложить путь для него через толпу, пошел в мир. С каждым шагом он рос и набирал силу. Именно ему и предстояло сыграть величайшую роль в истории.

Лана Тимофеева

Lana
tim_off@inbox.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.